სინერგია
 
 
ს ი ნ ე რ გ ი ა

Print

 
Untitled Document
       
 
  Untitled Document

ახალი ნომრის
სარეკლამო რგოლი

გადმოწერეთ

 

Научно-общественный журнал
« САМИ САУНДЖЕ» (Три сокровища) №1(1), 2011
(на грузинском языке)

РЕЗЮМЕ

  • Грани Кавтария, Комментарии о ближайшем прошлом
  • Инеза Иаманидзе, Грузинский язык в опасности
  • Гиорги Гоголашвили, Три великие книги – основа незыблемости грузинского литературного языка
  • Нодар Ломоури, История абхазов и ихнее будущее
  • Автандил Николеишвили, Грузиноязычное устное народное творчествопроживающих в Турции грузин
  • Бондо Арвеладзе, Тбилисская церковь св. Николая чудотворца (сурб-ншан)
  • Анзор Тотадзе, Когда оспаривают сокровищницу, или вместе с камнями вопиют и годы
  • Выписка из определения священного синода русской православной церкви от 19 ноября 1943 года
  • Теймураз Панджикидзе, Секуляризация, теократия и современность
  • Гванца Коплатадзе, Святой Пётр ивер
  • Григол Рухадзе, Научные достижения временщика
  •  

    ГРАНИ КАВТАРИЯ
    КОММЕНТАРИИ О БЛИЖАЙШЕМ ПРОШЛОМ

    Летом 2006 года революционная власть разрушила первую альма-матер грузинского народа – Тбилисский государственный университет им. Ив. Джавахишвили, изгнала из него заслуженных профессоров и преподавателей и положила начало «европейскому» образованию. В настоящее время стало ясно, что просветительское дело реформаторов было фальшивым,  которое ставило своей целью искоренение национального духа. Прошло уже восемь лет, как осуществляется европейский стандарт порабощения грузин. Широкое поле деятельности предоставляется хулителям России, параллельно прославляются турки, не говоря уже об американцах – ангелах с крыльями. Слышны дифирамбы о героическом прошлом северокавказских племён и их роли в истории Грузии. Венцом обесценивания многих святынь стало бесцеремонное отношение к религии в мае этого года. Законодатели так же бесцеремонно обошлись с православной церковью, как и с университетом ровно пять лет тому назад. Лжереформаторы не подвластны Богу, и разве они пощадят людей?

     

    ИНЕЗА ИАМАНИДЗЕ
    ГРУЗИНСКИЙ ЯЗЫК В ОПАСНОСТИ

    То, что сегодня в Грузии происходит по отношению к грузинскому языку, плохое предзнаменование для будущего народа. В это трудное время мы должны встать вместе и ещё раз спасти нашу страну. В противном случае английский язык как государственный полностью заменит грузинский язык. Это уже не требует доказательств. Пока ещё есть время, пока мировая история всё ещё продолжается и летопись грузин ещё пишется, следует действовать.

     

    ГИОРГИ ГОГОЛАШВИЛИ
    ТРИ ВЕЛИКИЕ КНИГИ – ОСНОВА НЕЗЫБЛЕМОСТИ ГРУЗИНСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

    Грузинский литературный язык имеет  документированную 16-вековую историю. Литературный язык есть высшая форма национального языка, его совершенный и нормированный вид. Первой великой книгой, которая определила правильное направление развития грузинского литературного языка, был священный Четырехглав (V в.). Впоследствии Шота Руставели произвел первую реформу принципиального характера грузинского литературного языка, поэма «Вепхисткаосани» («Витязь в тигровой шкуре») которого начиная с XII века во многом определила развитие грузинского литературного языка. С 70-ых годов XIX века Якоб Гогебашвили своей книгой «Дэдаэна» («Родная речь») внес величайший вклад в формирование и упрочение нового литературного языка. Таким образом, на продолжительном пути развития грузинского литературного языка его достойными спутниками были: грузинский Четырехглав, «Вепхисткаосани» и «Дэдаэна».

     

    НОДАР ЛОМОУРИ
    ИСТОРИЯ АБХАЗОВ И ИХНЕЕ БУДУЩЕЕ

    Сегодня, когда в нашей жизни  множество нерешенных проблем, самой трудной из них нам представляется вопрос оккупации наших древнейших областей, так как нам кажется довольно нереальной перспектива решения этой проблемы в нашу пользу, поскольку в наших этноконфликтах активно и весьма агрессивно участвуют реакционные силы России, а в самих оккупированных областях местное население настроено явно антигрузински.

    Из двух регионов, которые являются ареной этноконфликтов, наиболее сложное положение в Абхазии, поскольку заинтересованность России окончательно овладеть этой приморской областью, несомненно, значительно сильнее, и она делает всё для её превращения в одну из российских провинций.

    Есть  сведения, что в самой Абхазии все больше растет недовольство местного населения политикой России, но пока что оно не достигло того уровня, чтобы стать стимулом для решительных действий, тем более шагом к возвращению в состав Грузии.

    В Абхазии сепаратизм имеет длительную историю, но наибольшего развития он достиг, когда его стали поддерживать реакционные силы нашего северного соседа, хотя его зарождению и росту способствовали (так же, как и во Внутренней (Шида) Картли, т. е. Южной Осетии) и ошибочные действия наших властей.

    Уже в течение долгого времени определенные силы пытаются решить проблему Абхазии путем т. н. «народной дипломатии», но, к сожалению, достичь реального успеха, склонить сепаратистов на какие-либо уступки, пока не удается.

    Для того чтобы достичь сотрудничества с абхазами, необходимо раз и навсегда отказаться от явного искажения истории Абхазии, что имеет место как со стороны абхазских, так и грузинских историков. Еще в 50-ых годах прошлого века особенно обострились противоречия между абхазскими и грузинскими учеными относительно этнической истории населения Абхазии. Вскоре абхазские историки (Ю. Воронов, Э. Аджинджал, Ш. Инал-Ипа и др.) стали доказывать, что начиная со среднебронзового века (III тысячелетие до н. э.) вся территория Западной Грузии была заселена предками абхазов _ гениохами и лишь в VI-V вв. до н. э. здесь поселились грузинские (колхские) племена, оттеснившие предков абхазов в северо-западную часть Западной Грузии и, следовательно, культура Древней Колхиды была абхазо-гениохийской. Этой явно фантастической теории грузинские ученые противопоставили такую же необоснованную концепцию, автором которой был Павел Ингороква, согласно которой гениохи были грузинским племенем, проживавшим на территории Абхазии, где вплоть до XVI- XVII вв. вообще жили только грузинские племена, каковыми были месхи, абсилы, абазги, а в упомянутый период впервые здесь появились предки современных абхазцев (апсуа), спустившиеся с Кавказских гор.

    Всесторонне исследовав все сведения греческих и римских источников, мы пришли и неоспоримому выводу: попытка увязать вопрос этнической принадлежности племени гениохов с проблемой этногенеза абхазского населения, их локализация в какой-либо области Колхиды не имеет абсолютно никакого основания. Исключается и их идентификация с картвельскими племенами. Проблема гениохов должна быть раз и навсегда исключена из обсуждения этнических вопросов Абхазии и вообще Западной Грузии. Также категорически нельзя согласиться с предположением П. Ингороква относительно проживания на территории Абхазии мосхов (месхов) и со всей его концепцией относительно абхазских племен.

    С первых веков н. э. на территориии Абхазии источники указывают проживание двух племен _ апсилов и абазгов, этническая припадлеженость которых и стала предметом наиболее острых дискуссий. Мнение одной части грузинских исследователей относительно грузинского происхождения этих племен, основанное на концепции П. Ингороква, не имеет под собой никаких научных оснований. Подробный и всесторонний анализ первоисточников дает нам (также и большинству квалифицированных исследователей) основание считать апсилов и абазгов абхазско-адыгскими племенами и предками современных абхазов.

    Такой вывод, казалось бы, должен был устроить абхазских ученых, однако мы сначала же подверглись их острой критике. Это объясняется тем, что согласно нашим исследованиям апсилы и абазги проживали на территории, издревле населенной картвельскими (мегрело-сванскими) племенами, игравшими здесь всегда ведущую роль, что однозначно подтверждается превалированием в этом регионе картвельской материальной культуры. Сами апсилы и абазги, несмотря на абхазско-адыгское генетическое происхождение, в этнокультурном смысле всегда представляли собой неотъемлемую часть картвельского этнического единства.

    Такая ситуация продолжилась здесь и позже, когда племена, проживающие вдоль восточного побережья Черного моря, от устья р. Чорохи до р. Шахе, объединились в т. н. Лазское царство, от которого Византийская империя в VIII в. отделила его северную часть, получившую наименование «Архонтство Абазгии», согласно грузинским источникам _ «Эриставство абхазов». В конце VIII в. тогдашний архонт Абазгии Леон, воспользо­ва­вшись ослаблением империи, восстал против нее, подчинил всю Западную Грузию и объявил себя «абхазским царем» («мепе абхазта»). Это был царь Абхазии Леон I. И именно возникновение этого царства и его наименование являются главными аргументами нынещних вождей абхазского сепаратизма для утверждения, что абхазы еще в VIII в. имели свою государственность, которую у них отняли грузины (Багратиони), включи­вшие Абхазию в объединенное грузинское царство. И вот теперь они стремятся восстановыть историческую справедливость.

    Анализ всех существующих письменных источников (византийских, грузинских, армянских), данных археологии, эпиграфики, искусствоведения, исследование всех политических процессов, протекавших в ту эпоху в Грузии, осуществленное виднейшими учеными разных поколений, доказывают абсолютно бесспорно, что, несмотря на свое наименование, это царство по всем своим параметрам являлось грузинским государственным образованием. Также совершенно однозначно установлено, что ни в раннефеодальную эпоху, ни в более поздние времена не происходило формирования абхазской народности, а наоборот, интенсивно протекал процесс этнической интеграции абхазских племен в грузинскую народность. Лишь сложные исторические явления Позднего Средневековья, в частности поселение в XVI- XVII вв. на территорию Абхазии абазго-джикских племен, помешали окончательному слиянию абхазов и грузин. Но и после этого Абхазия оставалась одной из грузинских этнокультурных и административных единиц.

    Начиная с 30-ых годов XVIII в. Западная Грузия в течение довольно долгого времени попала под власть Турции, что способствовало распространению здесь ислама, особенно в Абхазии, где определенную почву для этого создало вторжение горских племен. В начале XIX в. Абхазия, как и другие политические единицы Грузии, вошла в состав Российской империи, но этот процесс был болезненным, имели место восстания, мятежи, что влекло за собой довольно острые репрессии; одним из таких репрессивных мероприятий стало массовое выселение в Турцию мусульманского населения, т. н. «махаджирство». На этой проблеме мы остановились, поскольку сепаратистски настроенные историки стали доказывать, что до процесса «махаджирства» в Абхазии проживали только абхазы, а после насильственного выселения множества абхазских семей освободившиеся земли стали заселять грузины (мингрелы), «колонизировали» Абхазию. Подобные абсурдные утверждения С. З. Лакобы и его последователей полностью игнорируют такие факты, как проживание на территории Абхазии с древнейших времен грузинских _ колхо-лазских, сванских племен, которые занимали здесь значительно большую территорию, чем предки абхазов. При этом нельзя с глубоким возмущением не отметить оскорбительные оценки в адрес таких видных деятелей, как Якоб Гогебашвили, Гиорги Церетели, Серги Месхи, Иона Меунаргия, которые наблюдали, как происходит заселение освободившихся земель русскими, украинцами, евреями, армянами и т. д. и делали все возможное для переселения сюда грузинского населения. Мы хотим обратиться к абхазам с советом не поддаваться этим абсурдным и лишенным всякой логики утверждениям и еще раз осознать, что с древнейших времен вплоть до вчерашнего дня их предки всегда проживали вместе с грузинами, в одной этнической общности, что и сохранило самобытность их народа.

    Хотим коснуться еще одной проблемы, ставшей актуальной с конца июля текущего года, после встречи в Киеве главы нашей церкви Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илии II с Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом, однозначно подтвердившим признание Русской церковью подчинение Абхазской церкви Грузинской. К сожалению, эта проблема по сей день остается весьма болезненной для нас, поскольку абхазские экстремисты продолжают искажать историю распространения христианства в Грузии и статус Абхазской церкви, стремясь достичь её самостоятельности.

    Реальная картина же такова: Абхазская церковь, как и другие церковные центры Западной Грузии, первоначально подчинялась Константинопольскому патриарху, а с IX в., как и остальные западногрузинские церкви, она отделилась от Византии, приобрела независимость, а затем подчинилась церковной организации объединенной Грузии, в составе которой остается по сей день. Следовательно, и в церковном отношении Абхазия всегда была связана с Грузией.

    Когда мы говорим об Абхазской церкви, здесь весьма важно то обстоятельство, что и тогда, когда Западногрузинская церковь находилась в подчинении Константинопольского патриархата, здесь строились только такие памятники церковного зодчества, которые характерны для остальной Грузии: трехнефные базилики особого типа, характерные лишь для Грузии трехцерковные базилики, купольные храмы типа Джвари. Такая же ситуация была и в Абхазии, где не выработался ни один только для нее характерный архитектурный тип. Несомненно, памятники Абхазии имеют кое-какие локальные своеобразия, позволяющие говорить об «абхазской школе» архитектуры, но эти своеобразия даже не такой степени, как отличия кахетинских памятников от картлийских, или тао-кларджетских от эгрисских; они выражаются фактически лишь в том, что здещние памятники характеризуются большей близостью к византийскому зодчеству, чем постройки внутренних районов Грузии. Таким образом, под «абхазской школой» реально подразумевается органическая часть, ответвление именно грузинского зодчества.

    И еще одно немаловажное обстоятельство: когда церковь т. н. Абхазского царства вышла из-под юрисдикции Константинополя, языком богослужения (также как и администрации) стал грузинский язык, заменивший греческий. Почему абхазское население не проводило богослужение на собственном языке, почему не создало собственную письменность? Ответ однозначен: очень раннее проникновение в Западную Грузию картвельского языка _ имеется в виду восточногрузинский, картский язык, послуживший основой для общегрузинского литературного языка, имевшего веками выработанные письменность и литературу, явилось причиной того, что именно этот язык смог конкурировать с греческим и стал официальным языком всей Западной Грузии, которая тем самым органически включилась в общегрузинский религиозно-культурный мир.

    Такова реальная, объективно исследованная история Абхазии, и мы хотим еще раз призвать абхазов реально осмыслить свою историю и так решить свое будущее.       

     

    АВТАНДИЛ НИКОЛЕИШВИЛИ
    ГРУЗИНОЯЗЫЧНОЕ УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВОПРОЖИВАЮЩИХ В ТУРЦИИ ГРУЗИН

    Несмотря на то, что немалую часть населения Турции составляют этнические грузины (на сегодня невозможно установить их точную численность), они внесли очень незначительный вклад в историю собственно грузинской культуры. Правда, среди самых известных людей Турции встречается достаточно много имён этнических грузин, но эти люди фактически не сделали для своей исторической родины по существу ничего ценного и значительного. Первым сыном отечества, который положил начало наступлению совершенно нового этапа с этой точки зрения в сознании турецких грузин, был Ахмед Мелашвили (Озкан). Этот человек поставил  главнейшей целью своей деятельности разбудить национальное самосознание грузин, которые в течение  более трёх веков были оторваны от родных корней.

    Бедность грузиноязычного художественного творчества в Турции, наряду с другими важными факторами, была обусловлена по существу и тем фактом, что, несмотря на многочисленность, большая часть тамошних грузин вообще не владеет грузинской грамотой. Ввиду этого, если бы в Турции появился грузиноязычный писатель, естественно, он остался бы без читателя. К этому добавлялось и то, что турецкие грузины в течение веков были изолированы от грузиноязычного мира.

    Грузиноязычные творческие возможности  проживающих в Турции грузин более всего проявились в их фольклорных текстах. Большая их часть в устной форме создана народными сказителями. Эти образцы народного творчества в основном передавались из поколения в поколение в устной форме. Значительная часть их распространена среди турецких грузин из грузинского поэтического фольклора. В отличие от поэтического жанра, в грузиноязычном творчестве турецких грузин очень незначительное место занимает проза. Единственное, что они создали в этом направлении в форме устного народного творчества, - это дошедшие до нас весьма малочисленные сказки, легенды и сказания.

     

    БОНДО АРВЕЛАДЗЕ
    ТБИЛИССКАЯ ЦЕРКОВЬ СВ. НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (СУРБ-НШАН)

    В органе Армянской епархии Грузии (журн. «Норашен», №1, 2008) была опубликована статья без подписи, в которой доказывается, что тбилисская церковь Св. Николая, находящаяся на углу Серебряной улицы, считается армянским строением.В статье Б. Арвеладзе показано, что документы армянского автора не вызывают доверия, а наоборот, церковь имени Св. Николая, которую армяне назвали Сурб-Ншан (Святой Крест), согласно историческим источникам, сначала была православным храмом грузин (дата его постройки пока что не установлена). В начале XVIII-го века армяне присвоили и переделали его. Поэтому  тбилисская церковь Св. Николая находится в законном распоряжении Патриархии Грузинской церкви и излишне говорить о её передаче армянам.

     

    АНЗОР ТОТАДЗЕ
    КОГДА ОСПАРИВАЮТ СОКРОВИЩНИЦУ, ИЛИ ВМЕСТЕ С КАМНЯМИ ВОПИЮТ И ГОДЫ

    В мировой истории трудно отыскать аналог такого неуважения  к соседним странам, такой поытки фальсификации их всего исторического прошлого, присвоения территорий и культурного наследия, как это осуществляют армянские горе-ученые. В частности, начиная с Х1Х века они не упускают возможности, чтобы сровнять Грузию и грузин с землей.

    Когда мы говорим о безосновательных претензиях армян, то имеем в виду не армянский народ, а «армянских ученых-крохоборов», которые, с тех пор как Грузия добилась независимости, столкнувшись на этом пути со многими трудностями, особенно активизировались. «Настало время сорвать маску с той команды армян, ученые из которой ставят всех нас без исключения в такое (унизительное) положение» (Илбя Чавчавадзе).

    В последнее время армянские ученые особенно активизировались и объявляют армянскими землями древнейшую провинцию Грузии – Самцхэ-Джавахети. .Очень жаль, что ряд армянских ученых, одержимых идеей-фикс о  восстановлении «Великой Армении», вот уже почти в течение 200 лет желает подготовить соответствующую информационную почву для осуществления своей коварной цели. Они предъявляют Грузии абсурдные территориальные претензии, а предъявление территориальных претензий фактически означает объявление войны, хотя они не скрывают этого и отмечают, что если Карабах был для них делом престижа, то Самцхэ-Джавахети вопрос жизни и смерти.

    В то же время как сами армянские, так и грузинские древнейшие ассирийские клинописные надписи и другие зарубежные источники свидетельствуют о том, что в Самцхэ-Джавахети армяне никогда не проживали компактно. Только в 1828-1829 годах во время русско-турецкой войны генерал Паскевич поселил в Джавахети бежавших из Анатолии армян, которым удалось спастись от гнева турок. Грузины укрыли на зиму в своих домах раздетых и голодных армян. Впоследствии государство помогло им, выстроило дома, и они остались на постоянное житье в Джавахети. Но это вовсе на означает, что Джавахети их историческая родина и должна быть присоединена к Армении.

    В Самцхэ-Джавахети много чисто грузинских топонимов. Армянские авторы безжалостно уродуют эти топонимы, чтобы скрыть их грузинское происхождение.Например, Джавахети они называют Джавахк, Ахалцихэ – Ахадцха и т.д., а некоторые топонимы так искажают целенаправленно, чтобы можно было их осмыслить по-армянски.
     
    Претензии на присвоение чужих земель армяне предъвляют и другим странам. Их горе-ученые копаются в анналах истории и в других странах ищут несуществующие территории Армении. Для этого они не брезгуют ни подкупом, ни присвоением неправедным путём чужого имущества, ни попыткой присвоить  памятники явно чужого зодчества и ни искажением исторических фактов. С этой стороны знаменательно  письмо, посланное в 1820-ых годах российскому императору Николаю 1 великим русским писателем и общественным деятелем Александром Грибоедовым, в котором говорится: «Ваше Превосходительство, ни в коем случае не давайте права армянам поселиться на землях Центральной России. Это такой народ, который спустя несколько десятилетий присвоит их и объявит всему миру, что это их древнейшая земля».

    Желательно, чтобы «великие творцы» «великой Армении» пришли в себя, прислушались к великим историкам, отказались от присвоения культурных ценностей соседей, попытки предъявления им  совершенно беспочвенных территориальных претензий, так как на примере взаимоуважения наших предков мы должны строить наши будущие отношения.

     

    ВЫПИСКА ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СВЯЩЕННОГО СИНОДА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОТ 19 НОЯБРЯ 1943 ГОДА

    Русская православная церковь находилась в каноническом разрыве с Грузинской православной церковью со времени Февральской революции 1917 года. Причиной разрыва послужило провозглашение  автокефалии Грузинской церковью без благословения возглавляющего тогда Русскую церковь Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода, поскольку в это время Грузинская церковь иерархически была подчинена Русской церкви. В 1943 году, когда поместными церквями руководили Патриарх Московский и Всея Руси Сергий и Католикос-Патриарх Всея Грузии Калистратэ (Цинцадзе), согласно доброй воле обеих сторон каноническая связь между двумя автокефальными церквями была восстановлена.

    В связи с этим достопримечательным фактом в выписке представлено определение Священного Синода России, обращения глав Русской и Грузинской церквей, доклад архиепископа Антона и краткие биографические сведения иерархов Грузинской церкви.

     

    ТЕЙМУРАЗ ПАНДЖИКИДЗЕ
    СЕКУЛЯРИЗАЦИЯ, ТЕОКРАТИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

    В работе  толкуются термины секуляризация и теократия, говорится о происходящих в мире секуляризационных процессах в прошлом и современных условиях, об их отношениях и диалоге  с теократией. Особое внимание уделяется секуляризации в бывших союзных республиках, затем в независимой Грузии,  её современной оценке в нашей стране.

     

    ГВАНЦА КОПЛАТАДЗЕ
    СВЯТОЙ ПЁТР ИВЕР

    Статья посвящается вопросу вероисповедания грузинского царевича Петра Ивера, имя которого начиная с первой половины XVIII века по непонятным причинам было изъято из хроник. В статье мы обращаем особое внимание на тот факт, что ни в одном из диофизитских источников Пётр Ивер не упоминается как еретик, только авторы монофизитских источников пытаются представить его как монофизита. О православии Петра Ивера свидетельствует и история Грузинской церкви, которая на протяжении веков (XIII-XVIII вв.) почитала его святым. В статье проанализированы все монофизитские источники, сопоставлены с грузинской редакцией «Жития Петра Ивера», автором которого является его ученик Захария, грузин по происхождению, и в котором безо всяких особых усилий царевич Иверии, живущий в Палестине, представлен православным деятелем.В статье передаются все связанные с этим вопросм и известные в науке взгляды и делается вывод, что Пётр Ивер справедливо почитался Грузинской церковью святым.

     

    ГРИГОЛ РУХАДЗЕ
    НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ВРЕМЕНЩИКА

    Профессор «Государственного университета Ильи» Т. Кочламазашвили опубликовал в периодическом органе этого же учебного заведения («Христианско-археологические дзиебани», №2, Тб., 2009) уже  дважды установленный другими исследователями текст «об устроении человека» Григория Нисского (перевод Гиоргия Мтацминдели), сопроводив его вступительной статьей. Т. Кочламазашвили дает обзор предыдущих (1970 и 2009 годов) изданий этого текста Григория Нисского и пытается за счет их необоснованной и бездоказательной критики оправдать собственную новую публикацию. К тому же, он предъявляет обвинение Г. Рухадзе в том,  что последний использовал  первое критическое издание текста, не называя его, тогда как, согласно анализу текстов, и первое, и второе издание не проявляют никакой зависимости друг от друга.

    Дело в том, что ещё в 1970 году Нино Шаламберидзе установила критический текст указанного сочинения (это была её кандидатская диссертация), а впоследствии, в 2009 году, Григол Рухадзе установленный независимо от него текст опубликовал  в Грузинском церковном календаре. Причиной того, что Г.Рухадзе не принял во внимание диссертацию Н.Шаламберидзе, стал тот факт, что вышеназванный текст не был упомянут ни в одном из научных и библиографических источников. Соответственно, Г.Рухадзе не было известно о его существовании. Особенно следует отметить и то , что труд Н.Шаламберидзе не упоминается и в самой обширной библиографии сочинений Григория Нисского, составленной Тамазом (Эквтимэ) Кочламазашвили.